Глава VI

О ДЫХАНИИ

Вопрос о певческом дыхании в последние годы получил, наконец, в литературе о постановке голоса более или менее правильное, в общем не расходящееся с научными данными, толкование.

Научные сведения о роли вдыхателей и выдыхателей в значительной степени избавили педагогов и учащихся пению от многих вредных предрассудков и губительных практических приемов.

Интересующиеся историей взглядов разных вокальных школ на этот предмет могут найти весьма обстоятельную литературную сводку в вышеупомянутой книге проф. Заседателева. Там же дано анатомо-физиологическое описание дыхательного аппарата.

Значение и роль дыхания в пении аналогичны роли смычка при игре на скрипке и совершенно идентичны с ролью меха в органе и фисгармонии. Для того, чтобы скрипичный звук был чист, устойчив и ровен, необходимы два условия, а именно: во-первых, волосяная тетива смычка должна быть в достаточной степени натянута, а во-вторых, правая рука скрипача должна двигаться с величайшей плавностью и равномерностью давления смычком на струны.

Подобно этому, назначение меха органа или фисгармонии заключается в том, чтобы поддерживать достаточное и равномерное давление воздуха в трубах под их язычками, что достигается равномерным давлением ноги на педаль при отсутствии утечки воздуха в самом мехе.

Весь дыхательный аппарат певца, то есть грудная клетка с заключенными в ней легкими, и брюшные стенки с их сложной мускулатурой и лежащими в них брюшными внутренностями должны быть использованы таким образом, чтобы сперва обеспечить достаточный запас рабочего воздуха, а затем под определенным и равномерным (без толчков) давлением пропустить его через сближенные и напряженные в той или иной мере голосовые связки (голосовые струны).

В зависимости от такого задания мы будем рассматривать человеческий голосовой аппарат в целом как механизм определенного назначения и обратим особое внимание на то, что в обоих вышеприведенных примерах главнейшим условием является устойчивость и равномерность давления (смычка — в скрипке и воздушного столба — в органной трубе).

Что получилось, если бы, например, натяжение смычка во время игры на скрипке время от времени ослабевало? Всякому понятно, что в моменты ослабления натяжения волосяной тетивы звук терял бы чистоту и ясность и даже совсем прекращался.

То же случилось бы и со звуком фисгармонии, если бы по временам происходила утечка воздуха в мехе и давление в трубах вследствие этого падало.

Исходя из этих соображений, рекомендуется стремиться к усвоению того типа дыхания, которым обеспечивается прежде всего и главным образом умеренное и равномерное воздушное давление под голосовыми связками.

Из всех существующих типов дыхания, то есть ключичного, грудного, косто-абдоминального и абдоминального, только последний, в возможно чистом его виде, я считаю пригодным для достижения требуемой умеренности и равномерности воздушного давления под голосовыми связками.

При этом типе дыхания, который носит также название-диафрагматического, грудная клетка, как известно, остается неподвижной, тогда как вдыхание производится посредством опускающейся (при сокращении) диафрагмы, а выдыхание — брюшным прессом.

В целях наглядности при объяснении ученикам этого типа дыхания можно прибегнуть к сравнению туловища человека (в его дыхательной функции) с трубкой насоса или шприца, назначение которого — через одно и то же отверстие набирать и изгонять обратно жидкость или воздух. Что такое сравнение можно сделать без всякой натяжки, не искажая и не преувеличивая действительность, видно из рис. 6, схематически изображающего разрез человеческого туловища и рядом — шприца.

Последний набирает воздух движением поршня вниз, а изгоняет его обратным движением поршня вверх.

Грудная и брюшная полость человека представляет собою, так же как и шприц (насос), трубку, разделенную на две половины — верхнюю и нижнюю — так называемой грудобрюшной преградой, или диафрагмой, над которой находится грудная полость с заключенными в ней легкими и сердцем и под которой лежит брюшная полость, содержащая желудок, печень, селезенку, кишечник и внутренние мочеполовые органы.

Читателю должно быть известно, что воздух может вдыхаться легкими не только за счет расширения грудной клетки вследствие движения ребер, но и за счет ее углубления из-за опускания диафрагмы. Опускаясь при своем сокращении, диафрагма оттесняет вниз лежащие под ней брюшные органы, причем емкость грудной полости увеличивается в глубину, чем и втягивается в грудную полость (в легкие) известный объем воздуха. Таким образом, момент опускания (сокращения) диафрагмы вполне и в точности соответствует моменту опускания поршня насоса.

После этого стенки брюшной полости, состоящие из сложной системы прямых, косых и поперечных мышц, составляющих так называемый брюшной пресс, комбинированными сокращениями, о которых подробно будет сказано ниже, подымают обратно вверх всю опустившуюся при вдыхании массу брюшных органов. Они своим давлением приводят постепенно уступающую диафрагму в ее исходное высокое положение и, давя через нее на легкие, вытесняют из них ту часть воздуха, которую они набрали за счет опускания диафрагмы. Воздух устремляется наружу через дыхательное горло и гортань. Этот момент выдыхания вполне и в точности соответствует движению поршня шприца вверх. Рассмотрев основные элементы тождества работы дыхательного аппарата с работой насоса, постараемся уяснить себе те условия, при которых это тождество может быть сохранено при более детальном изучении вопроса.

Необходимо обратить внимание на то, что стенки трубки насоса, состоящие из твердого материала, при движении поршня не раздаются и не сокращаются и потому сохраняют один и тот же просвет при всех положениях поршня и при разной силе давления на него. Это дает возможность руке, двигающей поршень, рассчитать и регулировать силу и темп давления на поршень. При таких условиях степень сжатия воздуха в полости трубки насоса, а равно сила, скорость и степень равномерности выходящей воздушной струи находятся в исключительной зависимости от силы, скорости и равномерности движения руки, нажимающей на поршень.

Этого не было, если бы стенки трубки насоса где-нибудь выше головки поршня были растяжимы или могли, наоборот, суживаться под влиянием каких-либо посторонних причин. В зависимости от степени растяжения или сжатия выше головки поршня пришлось бы изменять также силу и скорость движения поршня, но рассчитать с точностью степень усиления или ускорения этого движения стало бы невозможно.

Все это вполне применимо к трубке, образуемой грудной и брюшной полостями человека. И здесь изгнание того воздуха, который набран при помощи сокращения, то есть опускания диафрагмы, производится обратным поднятием органов брюшной полости, которые можно в целом рассматривать как поршень насоса.

Напряжение брюшного пресса, движущего этот поршень, может быть точно рассчитано лишь в том случае, если стенки вышележащей грудной полости будут неподвижны в течение всего времени выдыхания и только в этом случае выдыхание может быть равномерным, иначе регулировать и соразмерить движения поршня в насосе и брюшного пресса у человека невозможно.

После этого, может быть, несколько длинного, но совершенно необходимого предварительного сопоставления, мы можем приступить к обсуждению вопроса о наилучшем типе дыхания при пении.

Оставляя без рассмотрения ключичный и грудной тип дыхания, остановимся на брюшном, или диафрагматическом, и на косто-абдоминальном типах дыхания.

Между этими двумя типами дыхания имеются значительные сходства и существенные различия.

Сходство заключается в том, что при обоих типах дыхание вдох производится при помощи опускания (сокращения) диафрагмы, а выдох — давлением брюшного пресса.

Но при чисто абдоминальном, или диафрагматическом, дыхании как вдох, так и выдох производятся без всякого участия грудной клетки, то есть без ее расширения при вдохе и без спадения ее стенок при выдохе, исключительно работой диафрагмы и брюшного пресса. При косто-абдоминальном дыхании, как во вдохе, так и в выдохе, кроме последних двух факторов, принимает участие и нижняя часть грудной клетки, которая расширяется при вдохе и сокращается при выдохе.

Сопоставляя эти различия с тем, что было сказано в предварительной установке к данной главе, мы видим, что при косто-абдоминальном типе дыхания как раз отсутствует необходимая неподвижность стенок цилиндра насоса выше головки поршня, и, следовательно, соразмерить и регулировать давление брюшного пресса при выдохе, то есть фонации, с требуемой точностью невозможно.

Продолжая аналогию, вспомним, что роль руки, регулирующей движение поршня насоса, в процессе выдыхания (брюшным прессом) исполняет диафрагма. Она расслабляется после своего вдыхательного сокращения не сразу, а лишь постепенно уступая давлению снизу внутренностей (желудка, печени, кишечника), двигаемых вверх брюшным прессом. Расслабляясь постепенно и оказывая известное сопротивление давлению вверх брюшного пресса, диафрагма регулирует, таким образом, выход воздуха через голосовую щель и обеспечивает необходимую умеренность и равномерность воздушного давления под голосовыми связками, защищая их от толчков при неожиданных усилениях этого давления.

Но выполнять безукоризненно такую работу диафрагма может лишь при следующих условиях: во-первых, степень ее растяжения в рамке, образуемой нижним отверстием (апертурой) грудной клетки останется одинаковой в течение всего времени выдоха, то есть держания тона, а во-вторых, регулирование сжатия воздуха в грудной полости будет предоставлено одной диафрагме без какого-либо постороннего и выше ее произведенного вмешательства.

Участие стенок нижней части грудной клетки в выдохе при косто-абдоминальном дыхании неминуемо спутает расчеты диафрагмы при регулировании выдыхания, так как опускание нижних ребер произведет уменьшение нижнего отверстия грудной клетки и, следовательно, ослабив растяжение диафрагмы, уменьшит ее сопротивление к чрезмерному увеличению внутригрудного воздушного давления.

Как только начнут опускаться нижние ребра, диафрагма перестанет быть регулятором выдыхания, которое под грубым, ничем не регулируемым воздействием опускающихся ребер пойдет неравномерно, толчками и отразится на звуке самым неблагоприятным образом.

В интересах истины необходимо, однако, оговориться, что толчки и дефекты красоты звука при косто-абдоминальном выдохе могут происходить и быть заметными не на всем протяжении звука. Начало и средняя часть длительности тона и при этом типе выдоха могут звучать вполне благополучно, и только к концу изменение достоинства звука к худшему даст знать, что ребра начали принимать участие в выдыхании.

Это вмешательство нижнего сектора грудных стенок может наступить лишь в тот момент, когда брюшной пресс вытеснил уже из легких весь тот воздух, который был набран при помощи опускания диафрагмы, и когда подошла очередь вытеснить ту порцию воздуха, которая поступила в легкие за счет расширения нижнего сектора грудной клетки. В этот момент и появляется та досадная дефективность звука, которой при косто-абдоминальном выдохе не в состоянии избежать даже певцы, обладающие голосами исключительной красоты и мощи. Разумеется, если опускание ребер будет происходить с самого начала выдоха одновременно с выдохом абдоминальным, то звук будет криклив, нечист и лишен тембра на всем протяжении тона или фразы, спетой одним дыханием. Совершенным отсутствием такой дефективности звука отличаются только выдающиеся вокалисты. Большинство же учащихся и даже профессиональных певцов страдает этим недостатком в большей или меньшей степени, в зависимости от значительности дыхательных экскурсий нижних ребер. Чем эти экскурсии меньше, тем равноценнее певческий звук на всем протяжении, и чем они значительнее, тем беспомощнее поющий в своих стараниях петь красиво и легко ровным, льющимся звуком.

Преимущество чисто абдоминального (диафрагматического) дыхания в пении, да и в разговоре именно в том и заключается, что оно не осложнено вмешательством ребер ни при вдыхании, ни при выдохе, благодаря чему оно однотипно на всем протяжении всякого звука, обладая всеми достоинствами косто-абдоминального дыхания, но не страдая вышеуказанными его недостатками.

Правда, усвоение абдоминального дыхания представляет большие трудности. Оно встречается вообще у очень немногих людей от природы и является сравнительной редкостью даже среди профессиональных певцов, но зато эти редкие обладатели чисто абдоминального дыхания и являются вокалистами-виртуозами, из которых только и выходят артисты первой величины.

Трудности усвоения чисто абдоминального дыхания, однако, в действительности не так велики, чтобы их нельзя было преодолеть при настойчивости и терпении учащегося, разумеется, при том непременном условии, что преподаватель сам хорошо разобрался в технике этого способа дыхания и усвоил его в своем собственном голосоведении.

В чем же заключается техника абдоминального дыхания?

Выше было указано на сходство косто-абдоминального и абдоминального дыхания в том отношении, что и в том и в другом вдох производится диафрагмой, а выдох брюшным прессом.

Ясно, что, упражняясь во вдыхании при помощи одной лишь диафрагмы без участия не только верхней, но и нижней части грудной клетки и в выдохе при помощи одного лишь брюшного пресса, не вовлекая в этот процесс нижние ребра, мы и можем приобрести умение пользоваться чисто абдоминальным типом дыхания.

Насколько это нужно и полезно, мы уже знаем из предыдущего; остается только ответить на вопросы — возможно ли это и как это сделать?

На первый вопрос можно ответить категорически: да, возможно. Это, хотя и редко, встречается у некоторых людей как природный тип дыхания, и у выдающихся певцов как результат специальной тренировки.

Остается побеседовать о том, как обходиться в пении без участия нижнереберного дыхания, которое большинству поющих кажется необходимым и неизбежным.

При косто-абдоминальном вдыхании мы, кроме опускания диафрагмы, производим еще вдыхательное расширение нижних реберных дуг, потому, что нам кажется, что вдыхание одной диафрагмой дает мало воздуха. Но это не так.

Попробуем удовлетвориться тем количеством воздуха, который вдыхается за счет одного только опускания диафрагмы. Это количество воздуха мы сможем выдохнуть одним только давлением кверху брюшного пресса и вовлекать в работу нижние ребра нам тогда не понадобится.

Но о том, как выдыхать брюшным прессом без участия ребер нужно поговорить особо, так как это не гак просто, как бы нам хотелось. Чтобы уяснить себе этот вопрос, необходимо познакомиться, с одной стороны, с конструкцией брюшного пресса и теми возможностями, которые заключены в комбинированной работе его частей, а с другой стороны — мускулатурой грудной клетки, способствующей удержанию ее (без вдыхания) в расширенном положении, предупреждающем возможность сужения нижней апертуры грудной клетки и уменьшения вследствие этого растяжения диафрагмы.

Начнем с мышц, способствующих удержанию грудной клетки в расширенном положении.
1. Широкая спинная мышца (m latissimus dorsi) расположена на задней поверхности спины и переходит на боковую поверхность груди и на бока. Функции этой мышцы разнообразны, но для нас важно знать, что при помощи этой мышцы мы можем расширять грудную клетку, то есть разводить ребра в стороны, увеличивая при этом и апертуру нижнего отверстия грудной клетки.
2. Зубчатая нижняя мышца спины (m. serratus-inferior posticus), идущая от поясничных позвонков наискось вверх и вперед к краям четырех нижних ребер. Эта мышца также разводит ребра в стороны и укрепляет их в разведенном положении, то есть препятствует сжатию нижнего сектора грудной клетки.
Сокращением этих двух мускулов мы имеем возможность удерживать грудь в расширенном и приподнятом положении, не прибегая для этого к вдыханию. На это обстоятельство следует обратить особое внимание, запомнить и использовать в целях достижения неподвижности грудной клетки как при вдохе, так и при выдохе.

Мускулы брюшного пресса следующие:
1. Диафрагма или грудо-брюшная преграда, ограничивающая грудную полость сверху. Действие ее известно.
2. Прямая мышца живота (m. rectus abdominis), верхней своей частью укреплена на мечевидном отростке грудной кости и на краях хрящей средних и нижних ребер, а нижней к лобковой кости таза. Эта мышца, лежащая по обеим сторонам белой линии живота в виде широкой ленты, сокращаясь при неподвижно фиксированной грудной клетке и выпрямленном позвоночнике, подтягивает кверху лобковую кость таза и способствует приподыманию спереди нижнего сектора живота.
3. Косые мышцы живота, наружные и внутренние (m. m. obligur abdominis externi et interni), лежат широкими слоями один над другим и прикрепляются сверху к наружной поверхности ребер, затем идут наискось вперед и вниз — частью к сухожилью (белой линии) живота, часть — к гребешкам подвздошных костей. При выпрямленной спине и твердо фиксированной в приподнятом и расширенном положении грудной клетке косые мышцы могут подтягивать живот кверху.
4. Поперечная мышца живота (m. abdominis transversa) — злейший враг и губитель певцов. Она широким пластом лежит в глубине брюшных стенок под обеими косыми мышцами и опоясывает живот с боков и спереди. Своим сокращением она сжимает и суживает полость живота. Сокращение ее верхней части уменьшает просвет нижнего отверстия грудной клетки и этим ослабляет растяжение диафрагмы, необходимое для возможности регулирования последней выдыхания.

Поставив себе задачей производить дыхание посредством передвижки кверху всего кома брюшных внутренностей, мы должны и можем использовать те мышцы живота и части их, которые могут способствовать поднятию брюшных внутренностей в вертикальном направлении.

Такими мышцами являются прямая мышца живота,— особенно нижний ее отрезок,— и косые мышцы, особенно те их части, которые лежат в тазовой области живота между гребешками подвздошных костей и нижними секторами белой линии и прямой мышцы живота, образуя с последними нечто вроде бандажа, подтягиванием которого вверх мы можем вытеснить из нижней части живота находящуюся в ней часть кишечника кверху. Это в свою очередь заставит передвинуться вверх и вышележащие внутренности, которые давлением на диафрагму снизу вдвинут ее купол в грудную полость и вытеснят из нее известную часть воздуха.

В итоге всего вышесказанного необходимые технические приемы при абдоминальном типе дыхания сводятся к следующему:
1. Вдыхание. Стоя твердо на обеих ногах, выпрямить позвоночник в межлопаточной области и развести в стороны нижние ребра так, чтобы угол, образуемый концом мечевидного отростка и передними краями длинных хрящей средних и нижних ребер, значительно увеличился. Это приведет груд ную клетку в высокое положение без вдоха, а диафрагму — в необходимо растянутое состояние. Зафиксировав грудь в таком положении, медленно вдыхать одной диафрагмой так, чтобы не только осталась неподвижной грудная клетка, но и чтобы верхняя и средняя часть живота по возможности не расширились, а только несколько опустился самый низ живота. Следует остерегаться слишком глубоких вдыханий и следить за тем, чтобы не западала при вдыхании верхняя часть живота в области подложечки, как это происходит у некоторых.
2. Выдыхание производить осторожным, легким подтягиванием вверх нижнего сектора брюшного пресса, регулируя это подтягивание и передвижку кверху брюшных внутренностей диафрагмой, постепенно уступающей давлению на нее снизу, и следя за тем, чтобы не уменьшалась нижняя апертура приподнятой и широко разведенной в нижней части грудной клетки. Необходимо поэтому помнить, что вмешательство в работу прямой и косых мышц поперечной мышцы живота, выражающееся втягиванием средней и, особенно, верхней части живота, может свести к нулю все старания научиться абдоминальному дыханию. Сокращение поперечной мышцы не только не подымает кверху брюшных внутренностей, но, прижимая их с большой силой к позвоночному столбу, препятствует их свободному передвижению вверх под давлением снизу тазового пояса брюшных мышц (косых и прямой).

Заканчивая описание техники абдоминального дыхания а том виде, в каком она преподается автором уже много лет, считаю необходимым дополнить сказанное кратким рефератом появившейся в печати летом 1929 года научно-исследовательской работы доцента Д. Д. Работнова «Взаимоотношение типов дыхательных движений при покое и пении» («Журнал ушных, носовых и горловых болезней», книги 3, 4, 5 и 6).

Этот автор так же приписывает брюшным внутренностям роль поршня, движениями своими вниз и вверх производящего вдыхание и выдыхание, но, кроме того, вводит в объяснение механизма певческого дыхания новый фактор — так называемую тазовую диафрагму.

«Полость живота, — говорит Д. Д. Работнов, — сверху замкнута диафрагмой. Внизу, при входе малого таза, она имеет дно выпуклое книзу и состоящее из фасций и мышц. На препаратах промежности видно, что дно это образуется довольно сильными мускулами и представляет собою как бы опрокинутую грудо-брюшную преграду, отчего анатомы и называют ее тазовой диафрагмой (Зернов). Таким образом, при вертикальном стоянии человека, верхняя и нижняя стенки брюшной полости являются двумя мышечными перепонками».

Этой нижней (тазовой) диафрагме, обращенной, в противоположность верхней диафрагме, куполом своими вниз, Работнов приписывает способность своим сокращением во время держания тона (выдыхания) делать обратное движение по сравнению с верхней диафрагмой, то есть подымать содержимое полости живота кверху и таким образом воздейство вать на грудную диафрагму снизу вверх. Он полагает, что при удерживании равномерности внутрибрюшного давления участием в выдохе тазовой диафрагмы возможна неподвижность стенок живота во время пения и, следовательно, весь процесс выдоха может осуществляться одним лишь взаимодействием работы обеих диафрагм без участия брюшных стенок (курсив мой. — А. М. Вербов).

Трудно без проверки на большом числе поющих сказать, действительно ли возможно при держании тона совершенно обойтись без участия в выдохе брюшных стенок нижней части живота, но теоретически утверждение Работнова кажется весьма правдоподобным. По крайней мере, проверив действие тазовой диафрагмы на себе, автор пришел к заключению, что оно благотворно отражается на выдерживании ровности звучания голоса, облегчает и усиливает подъемную работу брюшного пресса и безусловно уменьшает экскурсии брюшных стенок при вдохе и выдохе.

Надо думать, что певцы, хорошо владеющие абдоминальным дыханием, по всей вероятности сами того не зная, вдыхают и выдыхают при участии тазовой диафрагмы, чем и можно объяснить незначительность экскурсий брюшных стенок, установленную автором при помощи пнеймографических записей у хороших певцов.

С некоторыми конечными выводами Работнова нельзя не согласиться безусловно. Так, например, он говорит: «Условия певческого голосообразования требуют исключительной активности мышц тазового пояса и полной пассивности плечевого...» «Максимальное использование силы брюшного пресса достигается в том случае, если она имеет направление снизу вверх со стороны таза».

К сожалению, нельзя согласиться с мнением этого автора (отмеченным уже ранее проф. Заседателевым) о значении для звука носоглотки, которой он приписывает лишь роль демпфера-глушителя некоторых обертонов, а не резонатора, но с реферируемой статьей всем, серьезно интересующимся вопросами о певческом дыхании, следует познакомиться полностью в подлиннике.

Сайт поиска работы для регентов и певчих