Глава V

О ПРОИЗНОШЕНИИ СОГЛАСНЫХ

В задачи данной главы не входит рассмотрение вопроса о согласных во всем объеме. Образование каждой из двадцати согласных русской азбуки само по себе в условиях настоящей работы не представляет особого интереса. Здесь важно будет только рассмотреть взаимоотношение, то есть техническую связь между гласными и согласными звуками.

Общий признак всех согласных тот, что все они произносятся без голоса и в процессе речи и пения являются в качестве моментов, прерывающих звучание голоса на весьма ограниченном числе основных гласных звуков.

Помимо прерывания звука, согласные могут оказывать и значительное влияние на качество, характер и силу звука не только в начале, но и на протяжении всей его длительности. Нельзя упускать из виду, что от того, как начат любой вокальный звук, зависит и его продолжение, почему и придается такое важное значение атаке звука, когда она начинается на гласной.

Не меньшее, если не большее значение имеет влияние на звук той согласной, с которой он начался.

Поэтому, не вдаваясь в разбор всех двадцати согласных нашей азбуки, все же следует сказать несколько слов о главных категориях, на которые они разбиваются по способу артикуляции, то есть по вовлечению в их образование тех или иных частей полости рта.

Прежде всего установим тот факт, что насколько гласные звуки образуются и произносятся, как мы видели, не во рту, в тесном смысле этого слова, а в зеве, — настолько согласные образуются и произносятся именно ртом. Насколько гласные должны быть независимыми и избавлены от влияния на них движений челюстей, губ и переднего конца языка, настолько же эти движения необходимы для образования тех или иных согласных.

В этой противоположности, так сказать, интересов гласных и согласных, в этом коренном различии способов и средств их образования заключается вся трудность произношения слов в процессе пения.

В интересующем нас отношении все согласные могут быть разделены на две основные группы, а именно: 1) произносимые при помощи губ и 2) произносимые при помощи языка. К первым принадлежат: Б, В, М, й, Ф; ко вторым: Г, Д, Ж, 3, К, Л, й, Р, С, Т, X, й, ч, ш, щ.

В общем можно сказать, что влияние согласных первой категории на голос не может быть особенно значительным, так как эти согласные, произносимые при помощи смыкания губ или прикосновением нижней губы к верхним резцам (в, ф), только прерывают звучание тех или иных гласных, но произношение эитх согласных не требует смещения той или иной части языка, которое могло бы прямо или косвенно вызвать переход гортани из низкого положения в высокое.

Другое дело — согласные второй категории. Все они образуются либо концом, либо средней частью языка, который для этого выдвигается сильно вперед или вверх и поминутно приходит в активное состояние, что не может не влиять на положение гортани, так как все движения языка вперед и вверх производятся, как мы знаем, сокращением мускулов язычно- и подъязычно-подбородочного, а последний, сокращаясь, тянет вверх подъязычную кость, которая в свою очередь в такой же мере тянет кверху (за щито-подъязычную связку) гортань. Согласных второй категории втрое больше, чем первой, — отсюда понятно, как часто должна подвергаться гортань неблагоприятным для ее опущенного положения влияниям, особенно, если принять во внимание двойные и тройные сочетания согласных этой категории, как, например, в словах: трава, статный, страх, склонился и т. д.

Снова мы стоим перед необходимостью совместить несовместимое, как при рассмотрении задания держать гортань низко и в то же время «направлять» звук в твердое нёбо. Но там мы вышли из положения, придя к выводу, что звука никуда направлять не надо. Здесь же такого выхода из положения нет. Действительно, гортань надо удержать в низком положении, а все согласные второй категории произносить с помощью приближенного к передним зубам или высоко поднятого языка.

Что обе несовместимые, как бы казалось, задачи с успехом выполняются всеми хорошими певцами, — известно всем. Но как же они это делают и как научиться этому?

В начале данной главы было сказано, что общий признак согласных тот, что все они произносятся без голоса и являются моментом, прерывающим звучание голоса на той или иной гласной.

В правильном и основательном практическом усвоении этого положения и заключается выход из кажущегося затруднения.

Если мы научимся не петь на согласных, а только произносить их действительно без голоса и петь будем только на основных гласных, то неизбежные передвижки подъязычной кости, языка и гортани кверху при произнесении согласных будут иметь длительность только того перерыва звучания, который производится данной согласной. При выработанном хорошем навыке быстро двигать вверх и вниз подъязычную кость, гортань к моменту начала нового звучания на следующей за перерывом гласной успеет возвратиться к своему надлежащему низкому положению и останется в нем на все время звучания гласной до ближайшего нового перерыва на следующей согласной и т. д.

Искусство хорошей дикции с сохранением связности пения заключается в той быстроте, с которой поющий умеет с полной четкостью произвести согласную, не задерживая язык в поднятом вверх или выдвинутом вперед положении дольше, чем это нужно, и в той ловкости, с которой он научится быстро возвращать выведенную из низкого положения гортань в ее исходное положение.

Произнеся согласную второй группы, поющий должен с величайшей быстротой оторвать язык от губ или нёба, к которым он был прижат или приближен, и сокращением подъязычно-грудинного мускула извлечь его (язык) в пассивном состоянии из передней части полости рта так, чтобы корень языка возвратился в полость зева.

После этого можно атакировать гласную так, как если бы ей не предшествовала согласная, то есть если бы слог начинался прямо с гласной.

Прежде чем перейти к примерам соответствующих упражнений, упомяну о том, что согласная может оказать вредное влияние на звук лишь в тех случаях, когда она предшествует гласной.

Находясь в конце слога, та же согласная не оказывает влияния на предшествующий ей гласный звук. Этим фактом мы воспользуемся там, где это возможно, при построении упражнений.

Пример раздельного произношения согласных пред гласными на фразе «Не томи родимый»:

Пользуясь тем, что согласная не оказывает влияния на предшествующий ей гласный звук, этот же пример можно расgоложить следующим образом:

Такой же пример на фразе «Я тот, которому внимала» — в следующих двух нотных образцах:


Все сказанное в отношении произношения согласных, предшествующих гласным, в полной мере относится к произношению сложных гласных Ю, Я, ё и русского Е. Последнее, как и первые три, произносится с приставкою в начале звука И, артикуляция которого вполне однородна с образованием согласных второй группы. Это Й следует произносить без голоса, отдельно от следующей основной гласной, таким образом: й-А(Я), й—У(Ю), й-О(Е), й-Э(Е).

Существует еще лучший способ сохранить в пении на этих сложных гласных всю полнозвучность и тембр, которые имеются в голосе на основных гласных, состоящий в том, что звук И заменяется основной гласной И, которая, как было выше установлено, поется в зеве, при слегка только приподнятом (а не выдвинутом сильно вперед) языке.

При такой замене, то есть при пении и—А, и—У, и—О и т. д., слушатель воспринимает звук, как настоящие Я, Ю. Е, певец же освобождает себя от необходимости выдвигать язык далеко вперед и выводить гортань из ее правильного положения.

Чтобы вполне отчетливо произнести гласные Я, Ю, Е, нет никакой надобности в далеких экскурсиях языка, в выпрямлении и напряжении его кончика, а совершенно достаточно перед гласными Я, Ю и т. д. слегка взмахнуть корнем языка, даже не приближая его к мягкому нёбу, что можно пояснить на фразе «И я на утре дней»:

Если спеть, выговаривая Я концом языка, то выйдет трудное и узкое. Если же спеть И—ИА, как показано в нотном примере, едва шевельнув языком между двумя И, то получится нота максимальной полноты и яркости.

Во всех вышеприведенных примерах знаки тире между согласными и гласными надо понимать отнюдь не как паузы, а только как указания на открывание языка перед каждой гласной.

Разумеется, вся эта внутренняя лабораторная работа должна быть тщательно скрыта от слушателя, чтобы он не мог заметить тех приемов, которыми певец пользуется для достижения своих целей. Эти технические приемы должны быть доведены до автоматичности.

Необходимо также помнить, что ясность и четкость дикции никоим образом и ни в какой мере не должны нарушать плавности, широкой кантилены, безукоризненности legato и чтобы пение не становилось отрывистым даже в речитативе.

Сайт поиска работы для регентов и певчих