Глава IV

О ПРОИЗНОШЕНИИ ГЛАСНЫХ

То, о чем будет говориться в этой главе, основано на давнем, глубоком убеждении автора, подкрепленном многолетним педагогическим опытом и наблюдениями над многими выдающимися мастерами вокального искусства, убеждении, справедливость которого легко доказывается.

Трудность задачи заключается в том, что приходится возражать против общепризнанных положений, да к тому же еще основанных на учениях Гельмгольца, Германа, Уитстона... В предисловии было сказано, что отбор и критика положений литературы о постановке голоса не входят в задачи автора.

В данном случае это, однако, неизбежно, поэтому приходится начать с цитаты из книги Музехольда «Акустика и механика человеческого голосового органа». В этой цитате все курсивы сделаны автором данной брошюры.

На стр. 41 и далее читаем: «...Посредством изменения формы и объема ротового канала воспроизводятся те характеристические звуковые оттенки человеческого голоса, которые выражаются в виде гласных: И, Э, А, О, У и их комбинаций. Происходящие при этом изменения полости ротового канала обусловлены главным образом изменением внутренних его размеров, меняющихся от движений языка и от величины и формы ротового отверстия. Длина надставной трубы допускает, вследствие ее анатомического построения, только лишь незначительные изменения. По Брюкке, длина эта при гласной И оказывается наименьшей, так как рот сильно расширяется, и губы, вследствие этого, оттягиваются назад, в то время как гортань несколько поднимается. Постепенное удлинение надставной трубы происходит при последовании ряда гласных: Э, А, О и при гласной У доходит до наибольшей степени, так как для нее отверстие рта большей частью выдвигается трубкообразно вперед, тогда как гортань несколько опускается. Наиболее широкого отверстия (рта?) требует гласная А. Оно уменьшается в вертикальном диаметре при переходе к гласной Э и от нее к гласной И. Начинающееся при гласной О выпячивание губ уже в значительной степени сокращает поперечный размер ротового отверстия; при гласной У оно становится круглым и наименьшим по размеру... При гласной У корень языка приподнят в задней части кверху по направлению к несколько приподнятому мягкому нёбу; при гласной И задняя сторона (корень?) почти выпрямлена, и середина настолько приближена к твердому нёбу, что ротовая полость разделена на две части: переднюю и заднюю, соединенные между собою только узкою щелью...»

У Музехольда приведены три рисунка, изображающие внутренность полости рта при произношении гласных А, И я У, достопримечательные тем, что во всех трех язык стоит ребром и на «лодочку» нисколько не похож.

Так вот против всего, что напечатано курсивом в вышеприведенной цитате, я позволю себе решительно возражать, с тою лишь существенной оговоркой, что возможности произнести гласные указанными в цитате способами, невозможно.

Начнем с того, что способ произношения слов у разных людей весьма различен. В зависимости от расовых, индивидуальных отличий, характера, интеллектуального развития, темперамента и проч. одни говорят мелкими незначительными словечками, помещающимися в самой передней части полости рта, другие — средней значительности словами иногда ротового, иногда сжатого гортанного характера и некоторые, нечасто встречающиеся люди, говорят крупными словами, каждый слог которых отличается особой полнозвучностью, тембром и значительностью. Если прислушаться к разговорной речи людей последнего типа и присмотреться к ним во время разговора, то вы услышите и увидите, что работа их голосового органа происходит за пределами передней части рта, позади, в области зева, а губы и нижняя челюсть участвуют лишь в произношении согласных.

Такой способ говорить мы встречаем у хороших драматических актеров, выдающихся ораторов, а изредка и у обыкновенных людей, не учившихся искусству декламации и не совершенствовавших своей дикции под руководством специалистов.

Большинство же людей, к сожалению, говорит невнятным ротовым или напряженно гортанным способом.

Образование гласных у большинства людей происходит именно так, как описано в приведенной цитате и действительно, «зависит от величины и формы ротового отверстия. У них, действительно на гласной И «рот сильно расширяется и губы оттягиваются назад». На гласной У у них «отверстие рта большею частью выдвигается трубкообразно вперед, и выпячивание губ начинается уже на букве О. Отверстие рта становится круглым и наименьшим по размеру на гласной У, и корень языка на этой гласной приподнят в задней части кверху», а на гласной И у этих людей язык ведет себя так, как сказано в самом конце вышеприведенной цитаты.

Но единственный ли это способ, которым можно произносить гласные, и этим ли способом произносят гласные большие мастера устной речи, актеры, ораторы, выдающиеся певцы и немногие люди, одаренные красивой, полнозвучной и значительной речью от природы?

Нет, это не единственный способ и не этим способом произносят гласные истинные мастера речи и вокального искусства. Вполне справедливо и не оспаривается также общее положение, что гласные производятся изменениями формы и объема ротового канала или что на гласной У происходит максимальное удлинение надставной трубы. Но для образования красивых, полнозвучных и непортящих тембра голоса гласных изменяется форма и величина не всего ротового канала, а только самой задней его части, собственно зева, в зависимости от изменений положения корня языка.

Длина надставной трубы достигает максимума на главной У не за счет трубкообразного выпячивания губ (что и безобразно и глушит звук), а за счет оттягивания зева назад и вниз посредством опускания подъязычной кости, причем нет никакой гримасы, а звук на гласной У так же ясен и звонок, как и на всех других гласных.

Тем более нет никакой надобности в выпячивании губ и округлении отверстия рта на гласной О, так как и эта гласная образуется движением корня языка в самом зеве и в помощи губ нисколько не нуждается.

Нет никакой действительной надобности разгораживать полость рта на две половины высоко приподнятой серединой языка, для образования гласной И, так как то И, которое выговаривают или поют хорошие актеры и певцы, произносится не во рту, а там же, где и гласные О, А. У, то есть в зеве, и поднятие спинки языка на этой гласной тогда вовсе не так велико, чтобы довести просвет между языком и нёбом до какойто «узкой щели». Да и как согласовать эти решительно отвергаемые способы произношения гласных со справедливо общепризнанной необходимостью сохранять в пении низкое положение гортани, что делается невозможным, если выпячивать губы трубкой на гласной У, подымать к самому нёбу язык на гласной И и проч. Ведь гортань тогда будет на этих гласных перетягиваться кверху, и в звуке голоса появится та пестрота, которой отличаются только неумелые, так называемые «натуральные» певцы.

Можно ли возражать что-либо против такого суждения проф. Гутцмана (цитировано по книге проф. Заседателева «Научные основания постановки голоса»): «У натуральных певцов (курсивы все А. Вербова) наблюдается резко выраженное движение гортани, нижней челюсти и губ при минимальном движении дна полости рта... наоборот, у певцов с поставленными голосами движение гортани слабее, они не так связаны с высотою звука и с отдельными гласными, но зато у них отмечается резкое движение дна полости рта».

Что это так, известно всякому, кто внимательно, с пониманием дела наблюдал как «натуральных», так и хорошо вышколенных певцов и сумел разобраться в отличиях между способами голосоведения тех и других.

Я утверждаю, что, расположив гласные в следующей последовательности: А, О, Э, И, У — всякий певец, усвоивший манеру петь с низко сидящей гортанью, может спеть все эти гласные одним дыханием на одной или на разных нотах, при одном и том же положении гортани, нижней челюсти и губ, изменяя гласные и производя последовательно одну из другой одним только движением языка, без всякого изменения формы ротового отверстия.

В предлагаемой последовательности, при свободном низком положении гортани, гласная О производит из А одним опусканием корня языка, причем передняя часть его приподымается и слегка завертывается назад. Из О передвижкой языка несколько вперед, сохранив ту его форму и положение, которые он принял на гласной О, мы получим Э, а втянув весь язык немного назад и слегка его приподняв, мы получим из Э — без всякого расширения рта, оттягивания губ назад, перегораживания рта пополам и заметного поднимания гортани — полнозвучное, сочное, круглое (а не бесцветное, плоское) И.

Теперь потяните весь язык далеко назад и вы, нисколько не выпячивая и не вытягивая в трубку губы, отнюдь не поднимая корня языка, а наоборот — несколько опуская его, получите гласную У, такую же яркую, как и все прочие, а не тусклую и глухую, как при трубкообразном выпячивании губ.

Таким образом, мы видим, что все гласные можно произносить в одном и том же месте зева, без нарушения необходимого низкого положения гортани и без ненужных гримас (происходящих от движения нижней челюсти и губ), чем и обеспечивается одинаковая звучность и однородный тембр голоса на всех гласных.

Здесь же своевременно будет решительно возразить против утверждения, будто «на чистых гласных (А, О, Э, И, У) отделение ротовой полости от носоглоточного начала должно быть всегда полным (Музехольд — «Акустика и механика человеческого голосового органа», стр. 51) и только на разных гласных происходит с различным напряжением». Это утверждение применимо лишь в отношении тех способов образования основных гласных, необязательность и вредность которых только что были доказаны. Если же петь эти гласные надлежащим способом, при низком положении гортани, без участия нижней челюсти и губ, производя отдельные гласные одним лишь соответственным движением корня языка, то ни полного, ни с различным напряжением на разных гласных отделения ротовой полости от носоглоточного канала не будет. Да оно и не нужно, так как все основные гласные, отнюдь не исключая гласной И, одинаково нуждаются в носоглоточном резонансе и в действительности его получают (без каких-либо ухищрений самого поющего) при пении с низко опущенной гортанью, причем низкой гнусавости нет и не может быть не только на А, О, Э, У, но даже и на И. Звук на этой гласной, напротив, без носоглоточного резонанса будет пустой и лишенный тембра и только с носоглоточным резонансом приобретает ту глубину и звучность, которой особенно эта гласная отличается у хороших певцов.

Остается сказать несколько слов о сложных гласных: Я, Ю, Е, и Ё, которые приходится и в разговоре и в пении произносить, как И А, Р1У, ЙЕ, МО.

На этих гласных, не только у учащихся пению, но часто и у профессиональных певцов, считающихся готовыми, слышится плоский, лишенный тембра звук, отличный от того, которым эти же певцы поют на основных гласных.

Происходит это пог,ому, что звук Й, которым начинается каждая сложная гласная, произносится выдвинутым вперед, напряженным концом языка, который с силой вдвигается в тесный промежуток между сближенными челюстями.

Как мы уже знаем, всякое выдвижение языка вперед производится сокращающимися язычно- и подъязычно-подбородочными мускулами, что в свою очередь ведег к передвижению подъязычной кости, а за ней и гортани вверх. Этим и объясняется появление отлоского, бесцветного и сжатого звука при пении сложных гласных.

О способе устранения этого крайне нежелательного явления, вносящего пестроту в звучание голосов, по причинам технического свойства удобнее будет поговорить в главе о согласных.

Сайт поиска работы для регентов и певчих