ЗАКОНЫ ДИКЦИИ

Чаще всего слова в пении совершенно пропадают. Между тем слово — тема для творчества композитора, а музыка — его творчество. Слово — что, музыка — как,
К. С. Станиславский

Глокая куздра

Пение недаром называют вокальной речью. Существенным преимуществом голосового аппарата человека — этого живого музыкального инструмента — является то, что инструмент этот говорящий. Слово в пении несет слушателю содержание того, о чем поется. Слово (в пении) — ч т о, музыка — как, говорил Станиславский.

Между тем большинство певцов почему-то упорно не желают воспользоваться этим преимуществом своего говорящего музыкального инструмента и сообщают слушателям только лишь половину информации (как). Другая же половина (ч т о) ввиду невероятно плохой разборчивости вокальной речи многих певцов совершенно не достигает адресата. Пение таких певцов по сути дела превращается в бессловесный вокализ.

На плохую дикцию певцов в свое время жаловался Э. Карузо: «Многие певцы, к сожалению, пренебрегают хорошей дикцией, — писал он. — Слушатели часто не понимают языка, на котором поют певцы на сцене и довольствуются лишь тем, что знают в общих чертах содержание произведений». С тех пор прошло много времени, но положение не изменилось к лучшему: недаром же у нас при входе в оперный театр продаются программки с кратким содержанием оперы! Все как будто бы давно уже смирились с мыслью о том, что понять содержание из самих дуэтов и арий — задача не из легких. Иногда дело доходит прямо-таки до курьезных случаев. Один из любителей во кального искусства, побывавшим как-то на концерте довольно известной певицы, с огорчением потом рассказывал, как был свидетелем спора, возникшего между двумя слушателями после концерта: один из слушателей утверждал, что все произведении певица пела исключительно на иностранном языке, в то время как другой настаивал на том, что несколько произведений она исполнила и на русском языке.

Рассказывают также, что некто из певцов в сцене Ленского с Онегиным однажды вместо слов «и сатисфакции я требую!» по ошибке спел «и дезинфекции я требую!». Публика даже не заметила!

Академик Л. В. Щерба с целью демонстрации синтаксических особенностей русской речи создал как-то серию совершенно лишенных всякого смысла звукосочетаний, условно объединенных им в «слова» и «фразы» и известных под названием «Глокая куздра». Невольно напрашивается сравнение этой «глокой куздры» с досадно неразборчивым произношением некоторых певцов. Певцы часто грубо нарушают правила русского литературного произношения (орфоэпии), на что не раз указывал в своих работах и выступлениях известный советский лингвист А. А. Реформатский (1955).

Несколько замечаний относительно терминологии. Когда говорят о дикции, то под этим термином обычно подразумевают степень понятности (внятности) произношения, т. е. разборчивости речи. Вместе с тем термином «дикция» в практике нередко обозначаются и некоторые элементы художественной выразительности речи или особенности произношения того или иного артиста. В связи с этим под термином «дикция», по-видимому, кроется более широкое понятие, чем под термином «разборчивость», обозначающим лишь степень фонетической четкости произношения, или, так сказать, чисто техническую сторону дикции.

Иногда для характеристики разборчивости речи, особенно в технической литературе (у инженеров связи), применяется термин «артикуляция». Строго говоря, это не совсем точное применение термина, так как под термином «артикуляция» у лингвистов и физиологов понимается сам физиологический процесс произношения, т. е. деятельность артикуляторных органов (языка, губ, резонаторов и т. д.), а не результат этой деятельности — степень разборчивости речи. В настоящем разделе речь пойдет о чисто технической стороне дикции, т. е, термин «дикция» употребляется в смысле разборчивости вокальной речи.

По исправлению дикции вокалистов даются многочисленные советы в различных руководствах по пению. Однако советы эти говорят лишь об отдельных частных сторонах произношения, не вскрывая общих закономерностей этого явления. Недостаток этот вызван главным образом тем, что до настоящего времени не существует точных количественных методов исследования дикции в пении. Дикция вокалистов оценивается лишь приблизительно как «хорошая» или «плохая». Однако хорошо известно, что судить о причинах того или иного явления и о зависимости его от других факторов можно лишь на основе точного количественного измерения. Как говорил Д. И. Менделеев, «наука начинается там, где начинаются измерения».

Но возникает вопрос: можно ли говорить об измерении дикции в пении? Можно ли выразить степень разборчивости вокальной речи каким-то числом, чтобы при сравнении дикции, например, у десятерых певцов можно было бы с уверенностью сказать, у кого из них самая лучшая дикция, кто на втором месте, на третьем и т. д. Можно ли, наконец, установить те наиболее общие закономерности, которые характеризуют певцов в зависимости от типа голоса, индивидуальных особенностей певца, от высоты ноты и т. д.?

Загрузить главу
.doc .pdf

Сайт поиска работы для регентов и певчих