Парадоксальное дыхание ...

при подобном парадоксальном дыхании стенки грудной клетки и подложечки почти не двигаются.
Л.Д.Работнов

«Вы пользуетесь парадоксальным типом певческого дыхания!» — эти слова некоторые певцы воспримут как значительно более высокую оценку их вокальных способностей, чем все восторги дилетантов, расточаемые по поводу самого пения. Термин «парадоксальное дыхание» принадлежит Л. Д. Работнову. В чем же смысл парадоксального дыхания?

Обычная схема работы дыхательного аппарата (схема Дондерса) говорит, что во время вдоха стенки грудной клетки расширяются, увеличивая объем грудной полости, а диафрагма опускается. Во время выдоха происходит обратное явление: стенки грудной клетки спадают, а диафрагма поднимается.

В этой схеме легочной ткани, состоящей из альвеол, бронхиол и бронхов, отводится пассивная роль: легкие наполняются воздухом и спадают, пассивно следуя за изменением объема грудной клетки, происходящим под действием межреберной мускулатуры и диафрагмы.

В результате исследования большого количества певцов Л. Д. Работнову (1932) удалось показать, что у некоторых из них, обладавших особо высокой техникой певческого голосообразования (а таких он обнаружил не более 2—3 из ста обследованных), стенки грудной клетки и живота во время фонации вообще не спадают, о чем говорят дыхательные кривые, идущие строго горизонтально и параллельно. Это необычное явление и дало основание Работнову назвать подобный тип дыхания на радоксальным (рис. 37). Неподвижность грудной клетки при парадоксальном дыхании Л. Д, Работнов объясняет особо развитой функцией у этих певцов гладкой бронхиальной мускулатуры, активное сокращение которой и является, по его мнению, главной силой регулирования подсвязочного давления.

Второй важнейшей силой, поддерживающей уровень необходимого подсвязочного давления в процессе пения, является, по данным Л. Д. Работнова, грудобрюшная преграда — диафрагма. Парадоксальность движений диафрагмы, по Работнову, заключается в известной независимости ее движений от дыхательных экскурсий грудной клетки (несоответствие схеме Дондерса). Работнов считал, что регулирующая функция гладкой мускулатуры бронхов - и диафрагмы наилучшим образом проявляется именно при неподвижности стенок грудной клетки и живота.

Гипотеза о парадоксальном дыхании вызвала большую дискуссию, которая продолжается еще и в настоящее время. Это, однако, не мешает певцам широко пользоваться термином «парадоксальное дыхание» и изыскивать всевозможные способы его развития.

В чем же заключается дискуссионность концепции Работнова о парадоксальном дыхании и каковы современные взгляды на его теорию?

Одно из возражений, выдвигаемых оппонентами, заключается в том, что абсолютной неподвижности всех стенок грудной клетки и живота у певцов обнаружить не удается (Сергиевский, Борисова, 1963). Как уже говорилось, у хороших певцов наблюдается чрезвычайно замедленный пологий спад дыхательных кривых по сравнению с неопытными певцами, что свидетельствует об экономичной трате дыхания. Можно даже наблюдать, что некоторые элементы грудной клетки (например, нижние ребра) могут действительно оставаться в почти полной неподвижности в процессе фонации и даже обнаруживать некоторую «парадоксальную» тенденцию к раздвижению в стороны во время фонационного выдоха (рис. 36, 4). Однако при этом другие части грудной клетки и стенки живота, как говорят кривые, неизбежно спадают, свидетельствуя об уменьшении общего объема грудной полости. Можно выдвинуть только два объяснения этому явлению: либо в руки исследователей не попадали певцы, обладающие классическим типом парадоксального дыхания, либо у Работнова была недостаточно чувствительная пневмографическая система. Ко второму объяснению склоняется, в частности, такой авторитетный исследователь дыхательной функции человека, как М. В. Сергиевский. В настоящее время разработаны чрезвычайно чувствительные и точные аппараты для регистрации дыхания (Кожевников с соавторами, 1966), применение которых в решении вопроса о парадоксальном дыхании было бы весьма полезным.

Рис. 37. Кривые записи парадоксального дыхания певца (по Л. Д. Работнову, 1932).
Рис. 37. Кривые записи парадоксального дыхания певца (по Л. Д. Работнову, 1932). 1 — грудь; 2— подложечка; 3 — отметка времени; 4 — живот. Знак «плюс» — начало фонации, знак «минус» — конец фонации.

Однако регистрация внешних дыхательных движении еще не отражает всей сложности дыхательного механизма, поскольку в нем участвует диафрагма, скрытая от непосредственного наблюдения. Незаменимым методом исследования в этом отношении является рентгеновский метод. Применение рентгена позволило профессору Н. И. Жинкину (1958) обнаружить чрезвычайно любопытные движения диафрагмы, которые он назвал парадоксальными (рис. 38). Правда, сразу же оговоримся: это парадоксальные движения диафрагмы не в процессе пения, а при обычной речи, но это тоже очень важно, так как связано с процессом фонации.

Рис. 38. Рентгенограммы парадоксальных движений диафрагмы в процессе звукопроизношения (по Н. И. Жинкину, 1958)
Рис. 38. Рентгенограммы парадоксальных движений диафрагмы в процессе звукопроизношения (по Н. И. Жинкину, 1958). Объяснение в тексте.

Рентгенограммы движений диафрагмы были засняты следующим образом: между экраном рентгеновского аппарата, на котором виднеется изображение легких с диафрагмой и фотопластинкой, приближенной к экрану, имеется пластинка из свинца, не пропускающая, как известно, рентгеновских лучей. В этой свинцовой пластинке проделана узкая (шириной 1 мм) вертикальная щель, через которую рентгеновские лучи проходят и засвечивают пленку. Если теперь фотопластинку двигать в горизонтальном направлении, то вертикальные движения диафрагмы изобразятся на пластинке в виде волнообразных затемнений. Затемнение в нижней части рис. 38 — это и есть диафрагма. Читать снимки нужно обязательно только справа налево, т. е. в направлении стрелки.

Посмотрим сначала, как движется диафрагма при обычном дыхании (рис. 38, l): с правого нижнего края по ходу стрелки затемнение, т. е. диафрагма, поднимается вверх. Это выдох. Потом диафрагма опускается. Это вдох. Пока что все идет, как обычно, никаких парадоксов. Но вот человека попросили произнести слитно на одном дыхании только два звука И—А (рис, 38, ll). Казалось бы, в течение всего времени фонации этих звуков диафрагма должна подниматься: ведь все же происходит выдох. Но наблюдаем за диафрагмой (опять с правого нижнего края по ходу стрелки). Сначала она поднимается — это выдох во время фонации И. Но вот вслед за И начинается А, и диафрагма вдруг сначала останавливается, а потом идет... книзу! Это ясно видно на рисунке: диафрагма делает «вдох»! Может быть, человек вдохнул? Ничего подобного не происходит: фонационный выдох на А продолжается так же, как и на И, без малейшего перерыва! Выдох продолжается, и ребра между тем послушно его продолжают, постепенно спадая, а диафрагма за это время успевает сделать и выдох и вдох, в зависимости от гласной. Это и есть парадокс речевого дыхания. Объясняется он, по мнению Н. И. Жинкина, тем обстоятельством, что различные гласные требуют создания различного подсвязочного давления, для того чтобы звучание их было приблизительно одинаковой громкости. По величине подсвязочного давления гласные располагаются в следующий ряд: А, О, Э, У, И. Для И подсвязочное давление примерно в полтора раза больше, чем для А, при одинаковой громкости звука. Почему же различные гласные требуют различного подсвязочного давления?

Методом рентгена доказано, что при фонации И речевые резонаторы представляют собой как бы узкую трубку и создают вследствие этого значительное сопротивление звуковому потоку, или, как говорят акустики, большой импеданс. Звук получается слабый, и, чтобы его усилить до необходимой величины, требуется несколько повысить подсвязочное давление. В создании этого давления диафрагма и помогает, поднимаясь кверху.

При переходе к гласной А речевые резонаторы становятся похожими па воронкообразный рупор, их акустический импеданс резко падает, подсвязочное давление, которое было хорошо для И, теперь становится избыточным, его нужно быстро уменьшить, чтобы привести в соответствие с изменившимся акустическим сопротивлением. Вот диафрагма и является той силой, которая автоматически регулирует подсвязочное давление в соответствии с условиями фонации: при переходе от И к А она быстро опускается совершенно независимо от продолжающегося выдоха, т. е, делает свое парадоксальное движение.

«Парадоксальное дыхание» диафрагмы обнаруживается не только па гласных А — И или в другой очередности — И—А (рис. 38), по и на самых различных глас-пых и согласных, требующих различия в подсвяэочном давлении. Такая чуткость диафрагмы к характеру произносимого звука объясняется тем обстоятельством, что диафрагма, гортань и все резонаторы снабжены единой «системой управления», состоящей из многих чувствительных и двигательных нервов, сходящихся в центрах головного мозга (Сергиевский, 1950).

Автоматизм речевых движений диафрагмы имеет рефлекторную природу. В осуществлении этих рефлексов огромную роль играют не только механорецепторы самих легких и диафрагмы, но и рецепторы артикуляторных органов. Выяснению рефлекторных зависимостей между различными участками голосообразующего аппарата в пении много места отведено в книге Л. Д. Работнова «Основы физиологии и патологии голоса певцов» (1932). Поэтому зависимость между певческим тонусом диафрагмы и высоким положением мягкого нёба, на что впервые обратил внимание Л. Д. Работнов, Ю. П. Фролов рекомендует назвать «рефлексом Работнова».

Есть основания полагать, что парадоксальные движения диафрагмы, обнаруженные в процессе обычной разговорной речи, происходят и у певцов в процессе вокальной речи,(3) на что указывал Л. Д. Работнов. Смысл этих парадоксальных движений — тонкая и срочная регулировка подсвязочного давления, осуществляющаяся в определенной мере независимо от межреберной дыхательной мускулатуры.

Независимость движений диафрагмы объясняется известной обособленностью ее двигательной иннервации от иннервации межреберной мускулатуры.

Теперь нам становится ясно, почему большой перебор воздуха и пение на максимальном вдохе оказываются вредными для голоса: под влиянием сильного давления в легких и максимального раздвижения ребер диафрагма уплощается, опускается и не может совершать свои регулирующие, парадоксальные движения. Кроме того, как подметил еще Л. Д. Работнов, быстрое спадение стенок грудной клетки во время фонации в такой же мере является нежелательным, так как лишает диафрагму опоры, которая необходима ей для совершения своих парадоксальных движений. Остается один выход — сохранять во время пения состояние лишь очень умеренного вдоха, что мы и наблюдаем у квалифицированных певцов. Однако при этом абсолютной неподвижности стенок груди и живота, как это наблюдал Л. Д. Работнов, обнаружить не удается.

В настоящее время исследования работы голосового и дыхательного аппаратов у певцов проводятся доцентом Московского музыкально-педагогического института им. Гнесиных Л. Б. Дмитриевым и врачом-фониатром Тбилисской консерватории М. В. Нозадзе при помощи кино-рентгеносъемки. Обнаружено много интересных особенностей движения диафрагмы у певцов разной квалификации и заснят специальный фильм на эту тему.

Загрузить главу
.doc .pdf

Сайт поиска работы для регентов и певчих