Третья функция голосовых связок

Дальнейшие опыты заключались в том, чтобы выяснить, из каких же отделов центральной нервной системы происходит регулирование частоты колебаний голосовых связок.

Было установлено, что регулирующие импульсы к голосовым связкам при обычной разговорной речи поступают из среднего мозга, а в ряде случаев — из продолговатого. Частота этих импульсов находится в большой зависимости от эмоционального состояния человека (при возбуждении мы непроизвольно повышаем голос) и от деятельности желез внутренней секреции (у женщин голос на целую октаву выше, чем у мужчин). Если же человек начинает петь, то, по данным Юссона, регулирование высоты основного тона (мелодии песни) начинает осуществляться уже не подкорковыми образованиями, а корой головного мозга.

Итак, новая теория французского ученого утверждает, что природа колебания голосовых связок человека принципиально отличается от природы механического колебания упругих тел, т. е. классическая аналогия колебания голосовых связок с колебаниями упругих тел (миоэластическая теория) несправедлива, Связки колеблются, как и все мышцы нашего тела, под действием ритмических импульсов, поступающих со звуковой частотой из центральной нервной системы. Юссон утверждает, что эти нервно-мышечные силы, заставляющие связки колебаться, примерно в десять раз больше сил аэродинамического происхождения (т. е. сил, создаваемых подсвязочным давлением). Это обстоятельство, по мнению автора новой теории, обеспечивает полную независимость высоты основного тона от подсвязочного давления воздуха. Вот почему, по мнению Юссона, хорошие певцы на одной и той же ноте могут петь и форте и пиано, сохраняя при этом точность интонации.

Приняв точку зрения Юссона, можно легко объяснить, почему при некоторых болезнях голоса (афонии) функция смыкания голосовых связок не нарушена при полном отсутствии голосовой функции (вибрирование голосовых связок). Как уже говорилось, старая теория это объяснить была не в состоянии.

История фониатрии (науки о лечении голоса) знает немало случаев внезапной потери голоса (от испуга, шока и т. д.) при полном сохранении дыхательной и защитной функций гортани. Певцы нередко «теряют голос» не на всем диапазоне, а па каких-то отдельных нотах. Вообще голосовые связки певцов часто ведут себя совершенно загадочно и необъяснимо с точки зрения старой миоэласти-ческой теории. При стробоскопии вдруг обнаруживается, что левая связка колеблется с частотой несколько большей или меньшей, чем правая. Может даже оказаться, что при пении одна из голосовых связок вовсе не вибрирует, т. е. певец «работает» всего лишь одной голосовой связкой.

Все эти факты, довольно часто наблюдаемые врачами-фониатрами, что называется, льют воду па мельницу Юссона. Но, как мы увидим дальше, природа, ревниво охраняющая свои тайны, задаст еще не один каверзный вопрос теории Юссона.

Теория Юссона имеет не только прикладное, но и научно-теоретическое значение. Раньше физиологи различали в основном две функции гортанных мышц: 1) функцию разведения в стороны голосовых связок (при вдохе) и 2) замыкательную функцию, одну из самых древних в истории развития живых организмов — защитную функцию дыхательных путей. Считалось, что голосовая функция — более поздняя в эволюционном отношении — развилась на базе более древней замыкательной функции гортанных мышц и представляет собой позднейшее приспособление замыкательной функции к фонационной.

Юссон этот вопрос рассматривает несколько иначе, а именно: голосовая функция человека — это принципиально новая в эволюционном отношении деятельность гортанных мышц, отличная от первых двух (Юссон называет ее третьей функцией). Выполняющие ее голосовые мышцы (m. vocalis) имеют особое происхождение и могут вибрировать совершенно независимо от того, сближены или разведены голосовые связки, имеется воздушное под-связочное давление или его нет.

По своему строению, иннервации и развитию у человека голосовые мышцы близко стоят к висцеральным мышцам (т. е. мышцам, выстилающим внутренние органы) и вместе с тем обладают целым рядом свойств произвольной телесной мускулатуры. Строение голосовой мышцы напоминает строение сердечной мышцы (сложное переплетение волокон, идущих в разных направлениях). При исследовании работоспособности этой мышцы физиологи были поражены ее неутомимостью и колоссальной устойчивостью к кислородному голоданию. При искусственном раздражении нерва голосовая мышца может работать без отдыха в течение многих десятков часов, в то время как для всех других мышц сроки работы в подобных условиях исчисляются минутами. Такая неутомимость и высокая устойчивость голосовой мышцы к кислородному голоданию говорит о чрезвычайной экономичности биохимических процессов в мышце при ее работе. Как уже упоминалось, голосовая мышца очень чувствительна к гормонам (выделениям желез внутренней секреции), а кроме того, обладает поразительной, молниеносной быстротой реагирования на раздражения, не имея себе равных в этом отношении среди других мышц нашего тела.

Все эти особенности голосовой мышцы, еще не вполне изученные, делают ее интереснейшим объектом для исследования физиологов и биохимиков.

Если в природе попытаться поискать подтверждение теории Юссона, то прецедент можно найти в мире насекомых. Как показано исследованиями Н. Н. Свидерского (1963) в лаборатории профессора А. К. Воскресенской в Институте эволюционной физиологии и биохимии имени Сеченова АН СССР, а также некоторыми зарубежными исследователями, звуковые мышцы цикад сокращаются с поразительной частотой (до нескольких сот герц), причем каждое отдельное сокращение есть результат нервного импульса, пришедшего к этой мышце по двигательному нерву. Иначе говоря, их звуковая деятельность осуществляется в точности по принципу «третьей функции Юссона».

Загрузить главу
.doc .pdf

Сайт поиска работы для регентов и певчих