Певцы из мира безмолвия

Существо дела в том, что звуковые волны используются как инструмент или «удлинитель органов чувств» для исследования окружающей обстановки.
Д. Гриффин.

Примеры феноменальных голосов убеждают нас в огромных природных возможностях человеческого голосового аппарата, и в частности в способности его порождать звуки широчайшего частотного диапазона.

В природе, однако, существуют «певцы», частотный диапазон голоса которых намного превосходит возможности голосового аппарата человека. Такими феноменальными голосами природа одарила некоторых представителей из мира животных. Знакомство с ними оказалось для человека не только интересным, но во многих отношениях даже полезным.

Диапазон голоса маленького ночного зверька — обыкновенной летучей мыши — составляет около семи октав! Самые низкие ноты у летучей мыши похожи на свист, а самые высокие лежат далеко за пределами нашего слуха, в области ультразвуковых частот, доходя до 140 000 гц. Если перевести эти цифры на язык музыкальной акустики, то это соответствует диапазону от третьей до девятой октавы.

Еще более поразителен диапазон голоса морского «певца» — дельфина. Его голос простирается от самых низких басовых (хрюкающих) звуков, перекрывает все диапазоны баритона, тенора, сопрано и даже летучей мыши, доходя до 160 000 — 180 000 гц, т. е. до fa десятой октавы. В общей сложности голос дельфина охватывает более 12 октав — никем из живых существ не превзойденная, рекордная цифра!

Удивительно только, почему у нас сложилось представление о морских глубинах как о ничем не нарушаемой вечной тишине. Даже люди, казалось бы, хорошо знакомые с особенностями жизни моря, почему-то называют свой фильм о морских джунглях «В мире безмолвия», хотя морские глубины постоянно наполнены причудливыми звуками самых невероятных, «неземных» тембров. Создатели этих звуков — не только само море, имеющее, кстати говоря, свой собственный грозный и могучий инфразвуковой «голос», возвещающий о прибли женин бури, но и многочисленные морские обитатели — рыбы, раки, моллюски, дельфины и многие другие животные.

Некоторые из рыб обладают прямо-таки удивительными вокальными способностями. Известный польский писатель Аркадий Фидлер, написавший книгу «Рыбы поют в Укаяли», заслушивался, например, пением рыб в тропиках. Других рыб природа (как известно, не для всех одинаково щедрая) наградила более скромными голосовыми данными. Ставрида, например, лает по-собачьи, рыба-барабанщик издает шумные звуки, действительно похожие на барабанный бой, а морской налим выразительно урчит и хрюкает. Звуки эти далеко не случайны: большинство рыб великолепно слышит звуки и применяет их для сигнализации (Тарасов, 1960; Протасов, 1965). Кто из нас может теперь сказать, что известная поговорка «нем, как рыба» имеет какой-нибудь смысл?

Иногда в море раздаются сильные и жалобные крики — это «плачут» ламантины и дюгони, послужившие прообразом тех самых мифических сирен, голоса которых, по преданию, зазывают людей в море и которых все же ухитрился послушать легендарный Одиссей, велев команде привязать себя к корабельной мачте. Великаны моря обладают столь же могучими голосами: «вздохи» гренландского кита слышны за 2—4 километра, а рев тюленя-хохлача — много дальше. Очень любопытно, что белуга (точнее, белуха),(1) очевидно, та самая, которую имели в виду авторы поговорки «ревет, как белуга», действительно ревет, свистит и даже (невероятное сочетание способностей!) поет, как канарейка.

В наши дни в ряде стран получили распространение долгоиграющие пластинки с записями голосов всевозможных морских животных, а некоторые композиторы — ревнители натуралистической музыки уже используют эти записи в своих «музыкальных» произведениях.

Зачем же нужно человеку знать и изучать вокальные возможности зверей и рыб? Изучение строения и действия голосового аппарата животных представляет большой научный интерес с различных точек зрения. Во-первых, это дает возможность лучше понять строение и действие голосового аппарата человека и те эволюционные пути, по которым он развивался. Во-вторых, многие виды животных и рыб настолько близки друг к другу (похожи друг на друга), что их научную классификацию можно производить только на основе особенностей их голосов, так как никакие другие систематические признаки не выражены столь определенно и постоянно, как «вокальные». Изучая голоса животных, человек многое узнает о самых таинственных сторонах их жизни; об особенностях питания, размножения, защиты от врагов, нападения на добычу, взаимного общения и т. д.

«Рыбья» акустика не так давно нашла применение даже в военном деле. Во время второй мировой войны японцы сконструировали торпедные аппараты, иммитирующие звуки ... стаи сельдей. Эта хитрость долгое время вводила в заблуждение акустиков противника, и японцы потопили много кораблей, прежде чем их секрет был разгадан.

Но вернемся снова на некоторое время к дельфинам и летучим мышам и спросим: зачем этим животным природа дала голос столь невиданного частотного диапазона, превосходящего все человеческие возможности? Если многим животным голос нужен главным образом как средство взаимного общения, то для дельфинов и летучих мышей голосовой аппарат не менее важен, чем глаза или уши. Отнимите голос у этих животных, и они умрут с голоду, так как голос является для них в полном смысле слова средством к существованию: при помощи голоса они ... ловят добычу! Раньше в этом сомневались, но теперь это твердо доказано. Летучие мыши и дельфины «кричат», чтобы своим чутким слухом ловить эхо, отраженное от различных препятствий, в том числе и от их добычи. Ничтожного эха от комара летучей мыши вполне достаточно, чтобы обнаружить добычу и немедленно ее схватить. За 15 мин. подобной охоты мышь может наловить до 200 комаров (Гриффин, 1961).

Эхо собственного голоса прекрасно служит летучей мыши и как средство ориентировки в полете: она никогда не натыкается на препятствия, летая в абсолютной темноте по длинным и извилистым коридорам подземных пещер, где она обычно обитает.

Ориентировка по отраженному эху получила в акустике название эхолокации. Подобным принципом эхолокации в воде или, как ее называют, гидролокации, с успехом пользуются и дельфины. Голоса у них много мощнее, и поэтому эхолокация дельфина дальнобойная и к тому же удивительно точная: на расстоянии в несколько километров дельфин методом гидролокации обнаруживает сорт рыбы, за которой он охотится, и немедленно туда спешит. Для ловли добычи зрение дельфину вовсе не нужно: он успешно охотится в очень мутной воде, в полной темноте, а также если ему на глаза надеть специальные светонепроницаемые колпачки.

Если же дельфинов и летучих мышей лишить слуха, то они сразу же теряют способность ориентироваться и находить добычу. Их голос, так же как и голос человека, «работает» в полном содружестве со слухом, и выход из строя одного из этих аппаратов, предназначенных природой друг для друга, сразу же обесценивает и другой.

Теперь нам должно быть понятно, почему эти животные имеют такую развитую голосовую функцию: ведь голос, их — настоящий профессиональный инструмент, при помощи которого они кормятся. Инструмент этот удивительно точный. Если подсчитать, то эхо-сигнал голоса летучей мыши или дельфина, отраженный от тела добычи (комара или рыбки), составляет по мощности миллионные доли излучаемой ими звуковой энергии.

Для ученых до сих пор является загадкой, как слух этих животных способен ориентироваться в этих ничтожных эхо-сигналах, как они не заглушаются посторонним шумом, которого везде много, голосами других животных, и в первую очередь своих сородичей, и, наконец, их собственным голосом. Ученые надеются, что разгадка этих тайн животных-вокалистов поможет усовершенствовать локационные приборы: эхолот — глаза и уши подводной лодки, сонар, радар и другие сложные современные приборы ближней и дальней ориентировки, опознавания и связи.

Наконец, огромный интерес для человека представляет система взаимного общения дельфинов при помощи звуков (звуковая коммуникация). Исследователи пытаются разгадать тайну «языка» дельфинов, чтобы в будущем наладить с этими удивительно сообразительными и дружелюбными (по отношению к человеку) животными систему звуковой связи с целью управления поведением дельфинов и получения с их помощью ценнейшей информации из морских глубин (Белькович, Клейненберг. Яблоков, 1965; Лилли, 1965).

Один из видов дельфинов, обитающих в северных морях. Белуху в этом отношении не следует путать с действительно молчаливой рыбой — белугой из семейства осетровых.

Загрузить главу
.doc .pdf

Сайт поиска работы для регентов и певчих